Под знаком рима 1959

В ознаменование Рима смотреть онлайн фильм бесплатно

под знаком рима 1959

Информация о фильме. Название: Под знаком Рима Оригинальное название: Nel segno di Roma Год выхода: Выпущено: Dubrava. Рим, Италия /The Last Days of Pompeii/; Под знаком Рима () /Nel segno di Roma/; Афродита - богиня любви () /Aphrodite, Goddess of Love/. Смотреть Под знаком Рима онлайн. Фильм. Драма, Исторический, Приключения. Италия, Франция, Германия, Югославия.

Он хочет познакомиться с изящными искусствами, о которых ему столько говорили. Но мне кажется, что он их понимает не лучше Вольтера.

Не знаю, упомяну ли я снова в своих записках о Поле и Фредерике. Записки эти были у них в руках больше месяца. Не знаю, прочли ли они их до конца, но в обоих портретах они нашли сходство. С нами есть еще два путешественника с довольно серьезным складом ума и три женщины, одна из которых понимает музыку Моцарта.

Я уверен, что ей понравится Корреджо.

под знаком рима 1959

Рафаэль и Моцарт имеют общее в том, что каждая из фигур Рафаэля, как и каждая мелодия Моцарта, в одно и то же время драматична и приятна.

В фигурах Рафаэля столько грации и красоты, что чувствуешь большое удовольствие, рассматривая каждую из них отдельно, а в то же время она тесно связана с сюжетом. Это камень в своде, который вы не можете удалить, не нарушив прочности свода.

Я сказал бы путешественникам: Если вы будете каждое утро осматривать памятники столь отважно, что наконец соскучитесь по обществу, то вы в конце концов начнете понимать искусство, даже если душу вашу опустошило мелкое тщеславие салонов. Как только вы приехали в Рим, садитесь в коляску и в зависимости от того, хотите ли вы наслаждаться красотой дикой и грозной или изящной и отделанной, прикажите везти себя в Колизей или к собору св.

Если вы отправитесь туда пешком, вы никогда не доберетесь до цели из-за любопытных вещей, которые встретите на пути. Вам не нужен никакой путеводитель, никакой чичероне.

За пять или шесть дней ваш кучер доставит вас в двенадцать мест, которые я вам сейчас укажу: Колизей или собор св. Лоджии и залы Рафаэля в Ватикане. Пантеон и затем одиннадцать колонн, остатки базилики Антонина Пия, из которых в году Фонтана соорудил дом сухопутной таможни.

Сюда-то вас и привозят при въезде в Рим, если ваш консул не выслал вам во Флоренцию соответствующий пропуск. Тут вы скучаете и раздражаетесь в течение трех часов.

Однажды я оставил веттурино, передав ему мои ключи, и, словно гуляя, вошел в Рим через Порта-Пиа. Нужно идти по дороге за стенами, в левую сторону от Порта-дель-Пополо, вдоль Муро-Торто.

Мастерская Кановы и главные статуи этого великого человека, рассеянные в церквах и палаццо: Петра; статуя Пия VI перед главным алтарем. Нужно приучиться осматривать в церкви только то, ради чего вы в нее пришли.

Петра, в первой капелле направо от входа. Все это покажется вам весьма некрасивым, и вы будете удивлены похвалой, с которой я о них здесь говорю. Базилика Сан-Паоло в двух милях от Рима, в направлении к Остии. Обратите внимание на пирамиду Цестия при выходе из городских ворот. Он жил во времена Августа.

Он был очень богат, так как получил о г своего отца-откупщика огромное состояние. Развалины терм Каракаллы, а на обратном пути, на Пьяцца Навичелла, церковь Сан-Стёфано-Ротондо; колонна Траяна и остатки базилики, открытой у ее подножия в году.

Фарнезина, поблизости от Тибра, на правом его берегу, на этрусской стороне. Там находятся фрески "История Психеи", написанные Рафаэлем. Очень близко оттуда церковь Санта-Мария-дельи-Анджели, построенная Микеланджело, великолепная архитектура. Терезы в Санта-Мария-делла-Виттория и на обратном пути красивая церковка, называющаяся Новициато-деи-Джезуити. Вилла Мадама на склоне Монте-Марио.

Это - прекраснейшее, что создал Рафаэль в архитектуре. На обратном пути осмотрите виллу папы Юлия, в полумиле от Рима, около Порта-дель-Пополо. Сходите рядом взглянуть на пейзаж у Аква Ачетоза. Король баварский поставил здесь скамью. Галереи Боргезе, Дориа, Шарра и папская галерея в третьем этаже Ватикана. Если вы чувствуете себя расположенным осматривать статуи, посетите музей Пио-Клементино в Ватикане или залы Капитолия.

Умники, стоящие здесь у власти, позволяют открывать эти залы только раз в неделю, а между тем если жители Рима в состоянии выплачивать налоги и если к ним иногда попадают какие-нибудь экю, то только из рук иностранцев. Хоть что-нибудь из перечисленного непременно должно вам чрезвычайно понравиться. Посмотрите еще раз, что вас взволновало, ищите подобные же произведения. Это дверь, которую отворила вам природа для того, чтобы ввести вас в храм искусств.

В этом весь секрет таланта чичероне. Колизей можно обозревать с трех или четырех совершенно различных пунктов. Самое, пожалуй, прекрасное зрелище открывается любителю с арены, где сражались гладиаторы: Что меня волнует больше всего - это чистейшее голубое небо, которое видишь сквозь окна верхней части здания на северной стороне.

В Колизее нужно быть одному: Целый день, кроме часа сьесты или воскресений, здесь работают каменщики, которым помогают каторжники,- постоянно приходится восстанавливать какую-нибудь часть обрушивающихся развалин. Но в конце концов к этой странной картине привыкаешь, и она уже не мешает вам предаваться мечтаниям. В кулуары верхних этажей поднимаешься по довольно хорошо реставрированным лестницам.

Но если идти без гида а в Риме все чичероне портят удовольствието рискуешь ступить ночью на своды, которые сильно размыты дождем и могут обвалиться. Достигнув верхнего яруса развалин все с той же северной стороны, видишь прямо перед собой, за большими деревьями почти на такой же высоте, Сан-Пьетро-ин-Винколи - церковь, знаменитую гробницей Юлия II и "Моисеем" Микеланджело.

Если смотреть на юг, то можно различить поверх развалин амфитеатра, с этой стороны гораздо более низких, вдалеке на равнине великолепную базилику Сан-Паоло, пострадавшую от пожара в ночь с 15 на 16 июля года.

Она наполовину скрыта длинными рядами кипарисов. Церковь эта была построена на том самом месте, где после мученической смерти был похоронен человек, чье слово породило тот огромный поток, который до сих пор под именем христианской религии примешивается ко всем нашим переживаниям. Сан святого, который когда-то был чрезвычайно почетным, теперь вредит св. Этот человек оказал на человечество влияние куда большее, чем Цезарь или Наполеон. Подобно им, он рисковал своей жизнью ради наслаждения властвовать.

Но опасность, которой он подвергался, не была так великолепна, как опасность, которой подвергается воин. На вершине развалин Колизея живешь одновременно с Веспасианом, который выстроил его, со св. Павлом и с Микеланджело. Веспасиан, торжествуя победу над иудеями, прошел по Виа Сакра поблизости от триумфальной арки своего сына Тита, которую евреи обходят еще до сих пор.

Здесь же, совсем близко, находится арка Константина; она была выстроена уже архитекторами-варварами: Я отлично знаю, что на такие чувства можно только намекнуть, но сообщить их. Где-нибудь в другом месте подобные воспоминания могли бы показаться пошлыми, но для путешественника, находящегося на этих развалинах, воспоминания эти необъятно широки и глубоко волнуют.

Почерневшие от времени стены производят на душу такое же впечатление, как музыка Чимарозы, которая делает возвышенными и трогательными пошлые слова какого-нибудь либретто. Человек, созданный для искусства, вроде Ж. Руссо, читая в Париже самое правдивое описание Колизея, непременно подумал бы, что автор его впадает в крайности и потому смешон; а между тем автор только и думал о том, как бы преуменьшить свои переживания, и боялся своего читателя. Чтобы дать хоть какое-нибудь представление об остатках этого огромного сооружения, более прекрасного, может быть, теперь, когда оно разваливается, чем прежде во всем его великолепии в те времена это был только театр, а теперь это прекраснейший памятник римского народанужно было бы знать подробности жизни читателя.

Описывать Колизей можно только устно, после полуночи, у какой-нибудь приятной дамы, в хорошем обществе, если она и окружающие ее женщины слушают вас с явным расположением. Сперва рассказчик принуждает себя к утомительному вниманию, потом он осмеливается проявить волнение; образы приходят толпой, и зрители духовным взором видят этот последний, еще живой памятник величайшего в мире народа.

Римлян можно упрекнуть в том же, в чем упрекали Наполеона: Какая глупость - говорить о том, что любишь! Чего можно достичь этим? Удовольствия от своего собственного волнения, возникшего на один момент, как отражение чужого волнения.

Но какой-нибудь глупец, раздраженный тем, что говорите только вы один, произнесет насмешливое словцо, которое осквернит ваши воспоминания. Отсюда, может быть, происходит стыдливость настоящей страсти; люди пошлые не учитывают этой стыдливости, когда они разыгрывают страсть. Читателю, который находится не в Риме, следовало бы взглянуть на литографию Колизея г-на Лесюера или по крайней мере на изображение его, помещенное в "Энциклопедии".

Там вы увидите овальный театр огромной высоты, совсем еще целый снаружи с северной стороны, но развалившийся с юга; он вмещал сто семь тысяч зрителей. Внешний фасад описывает колоссальный эллипс; он украшен четырьмя архитектурными ордерами: Первые три ордера представлены колоннами, наполовину уходящими в стену, как в новом театре на улице Вантадур. Мир не видел ничего столь же величественного; общая высота здания - футов, а окружность снаружи - фут. Арена, на которой сражались гладиаторы, имеет футов в длину и фута в ширину.

При дедикации Колизея Титом римский народ с удовольствием смотрел, как умирали там пять тысяч львов, тигров и других хищных животных и около трех тысяч гладиаторов.

Игры длились сто дней.

Под знаком Рима / Nel Segno di Roma, Италия, iskander_zombie

Император Веспасиан начал постройку этого театра по возвращении своем из Иудеи; он заставил работать двенадцать тысяч пленных иудеев, но ему не удалось закончить здание; эта слава досталась в удел его сыну Титу, который посвятил его в 80 году н. На первом плане четко изображены церемония триумфа Веспасиана и Тита и триумфальная арка, под которой заставляли проходить пленных иудеев.

Армия генерала Дюпона была окружена отрядами испанских повстанцев и вынуждена была капитулировать Капитуляция эта считалась величайшим позором для французского оружия. Через четыреста сорок шесть лет после этого, то есть в год й нашей эры, варвары Тотилы разрушили некоторые части здания, чтобы захватить бронзовые скрепы, державшие камни.

Все каменные глыбы Колизея имеют широкие отверстия. Признаюсь, мне кажутся необъяснимыми многие произведенные варварами работы, целью которых, как говорят, были поиски сокровищ в громадах Колизея. После Тотилы это сооружение стало чем-то вроде общественных каменоломен, где в течение десяти веков богатые римляне добывали камни для постройки своих домов, бывших в средние века крепостями.

Павел II приказал снести южную часть. На исходе средних веков был момент годкогда население Рима имело до тридцати тысяч человек; кардинал Спина вчера говорил даже, что до двенадцати тысяч; теперь в Риме сто сорок тысяч жителей.

Если бы папы не вернулись из Авиньона, если бы Рим попов не был построен за счет древнего Рима, у нас было бы значительно больше памятников от времен-римлян; но христианская религия не вступила бы в такую тесную связь с красотой; мы не имели бы теперь ни собора св.

Петра, ни стольких великолепных храмов, рассеянных по всей земле: Павла в Лондоне, св. И сами мы, дети христиан, были бы менее восприимчивы к красоте. Может быть, еще в шестилетнем возрасте вы слыхали, как при вас с восхищением говорили о храме св. Это была измена аду. Папы в молодости, прежде чем взойти на престол, восхищались остатками античности.

Браманте создал христианскую архитектуру; Николай V, Юлий II, Лев X были людьми, достойными того, чтобы испытывать волнение перед развалинами Колизея и куполом св. Петра и лица, призванные к управлению народами, выделяются сочетанием благочестия и талантов, писателю-философу нет надобности уверять в своем почтении к существующей власти.

Несмотря на свои ошибки, эта власть поддерживает законный порядок, а такой порядок в настоящее время является первой необходимостью общества. Может быть, большинству европейских народов понадобятся века, чтобы достигнуть той степени счастья, которою Франция наслаждается в царствование Карла X. Это примечание было явно написано Стендалем для цензуры, чтобы обеспечить себя от возможных преследований. В то время, когда Микеланджело, уже очень старый, работал над этой церковью, однажды зимой, после большого снегопада, его увидели разгуливающим среди развалин Колизея.

Он пришел сюда настроить свою душу так, чтобы почувствовать красоты и недостатки своего собственного проекта купола св. Такова сила великой красоты: Удовольствие путешественника почти совершенно пропадает, когда в Колизей приходят другие любопытные.

Вместо того чтобы погрузиться в возвышающие и отрадные мечты, он, помимо собственной своей воли, наблюдает смешные особенности новоприбывших, и ему всегда кажется, что таких особенностей у них немало. Жизнь вновь становится тем, чем она бывает в салоне: Если бы у меня была власть, я стал бы тираном: Согласно общему мнению, Веспасиан выстроил Колизей на том месте, где до этого были пруды и сады Нерона.

Бриньоне, Гуидо

Во время Цезаря и Цицерона это был почти что центр Рима. Колоссальная мраморная статуя Нерона в сто десять футов высотой была водружена перед этим театром; отсюда и название Colosseo. Другие утверждают, что это наименование происходит от поразительных размеров и колоссальной высоты этого сооружения. У римлян, как и у нас, был обычай торжественно праздновать открытие какого-нибудь нового здания; дедикация театра ознаменовывалась необычайно торжественным драматическим представлением, дедикация навмахии сопровождалась битвою кораблей.

Ристания колесниц, а чаще бой гладиаторов отмечали открытие цирка; охота на хищных зверей составляла дедикацию амфитеатра. Какое чудесное удовольствие для римлян! Если мы уже не способны к таким удовольствиям, нужно благодарить за это религию Христа. Колизей почти целиком построен из глыб травертина - довольно скверного камня, пористого, как туф, желтовато-белого цвета.

Его доставляют из Тиволи. Все римские памятники были бы гораздо приятнее с первого взгляда, если бы архитекторы имели в своем распоряжении прекрасный тесаный камень, употребляемый в Лионе или в Эдинбурге, или же мрамор, из которого построен цирк Полы в Далмации.

В Колизее над арками дорического ордера видны древние номера; каждая из этих аркад служила дверью. Множество лестниц вело в верхние портики и к скамьям амфитеатра. Благодаря этому сто тысяч зрителей могли в несколько мгновений войти в Колизей и выйти из. Говорят, что Тит построил галерею, начинавшуюся от его дворца на Эсквилинском холме и позволявшую ему пройти в Колизей, не показываясь на улицах Рима. Она, вероятно, кончалась между двумя арками под номерами 38 и Здесь можно заметить одну арку без номера см.

Фонтану, Нералько и Марангониуса. Архитектор, строивший Колизей, дерзнул быть простым. Он не позволил себе загрузить его мелкими элегантными и пошлыми украшениями вроде тех, которые портят внутренний двор Лувра. Вкус римского общества не был испорчен празднествами и церемониями двора, подобного двору Людовика XIV см.

Король, который должен опираться на тщеславие, вынужден придумывать отличия и часто менять. Римским императорам пришла в голову очень простая мысль - объединить в своем лине все административные должности, учреждавшиеся республикой по мере надобности.

Они были консулами, трибунами и. Здесь все просто и основательно; потому-то постоянно встречающиеся скрепления огромных блоков травертина производят изумительно грандиозное впечатление.

  • Анита Экберг в фильме "Под знаком Рима".
  • Под знаком Рима / Nel Segno di Roma, Италия, 1959
  • Под знаком Рима / Nel segno di Roma (1959)_trailer_трейлер

Это впечатление, которое еще более усиливается воспоминаниями, возникает благодаря тому, что здесь нет никаких мелких украшений и внимание целиком поглощается величием этого великолепнейшего здания.

Место, на котором устраивались игры и зрелища, называлось ареной arenaпотому что в те дни, когда должны были происходить игры, земля здесь посыпалась песком. Говорят, что арена была прежде на десять футов ниже, чем. Она была окружена стеной, достаточно высокой для того, чтобы львы и тигры не могли броситься на зрителей. То же самое можно видеть еще и теперь в деревянных театрах Испании, предназначенных для боя быков.

В этой стене были сделаны отверстия, закрывавшиеся железными решетками. Через них выходили гладиаторы и хищные звери и выносились трупы. Здесь были места весталок, императора и членов его семьи, сенаторов и крупнейших должностных лиц. Позади подиума начинались скамьи, предназначенные для народа; эти скамьи делились на три категории, называвшиеся meniana.

Первая состояла из двенадцати рядов, вторая - из пятнадцати; скамьи тут были мраморные. Скамьи третьей категории были, как полагают, деревянные.

Здесь произошел пожар, и эта часть театра была реставрирована Гелиогабалом и Александром. Все ряды могли вместить восемьдесят семь тысяч зрителей; предполагают, что двадцать тысяч размещалось стоя, под портиками верхней, деревянной части.

Над окнами самого верхнего этажа можно различить отверстия, в которые, как предполагают, вставлялись балки от "велариума". На них были блоки и канаты, при помощи которых приводилось в движение множество огромных полотнищ, прикрывавших амфитеатр для защиты зрителей от солнечного жара.

Что касается дождя, то я не понимаю, каким образом этот велариум мог защитить от тех ливней, какие бывают в Риме. Хотя они и больше Колизея, они никогда не произведут такого же впечатления. Они сооружены согласно иным законам красоты, к которым мы не привыкли. Цивилизации, создавшие эту красоту, исчезли.

Эти огромные храмы, построенные или высеченные в Индии или Египте, напоминают лишь о гнусном деспотизме; они не были предназначены для того, чтобы доставлять наслаждение благородным душам. Десятки или сотни тысяч рабов погибли от усталости, возводя эти изумительные сооружения. Знакомясь подробнее с древней историей, мы найдем много царей, более могущественных, чем Агамемнон, много воинов, столь же доблестных, как Ахилл.

Но эти новые имена не вызовут в нас никакого волнения. Вы читаете любопытные мемуары Бобера, восточного императора года. После минуты раздумья мысль ваша переходит к чему-то другому. Колизей кажется нам величественным потому, что это - живое воспоминание о тех римлянах, история которых занимала нас в течение всего детства.

Сердце улавливает связь между величием их деяний и величием этого сооружения. Какое другое место видело столь огромное сборище людей и такие торжества? Повелителя мира а этим человеком был Тит тут встречали радостными возгласами сто тысяч зрителей, а теперь - какая тишина! Императоры предали мученической смерти в Колизее множество христиан, вступив в борьбу с проповедуемой св. Павлом новой религией, возвещавшей рабам и беднякам всеобщее равенство перед богом.

Вот почему к этому зданию в средние века относились с большим благоговением; только благодаря этому оно не было окончательно разрушено.

Чтобы помешать знатным вельможам добывать оттуда, как из каменоломни, камни - что они делали уже целые столетия,- Бенедикт XIV воздвиг вокруг арены четырнадцать маленьких ораторий, в каждой из которых была фреска, изображающая эпизод из "страстей господних". В восточной части развалин построили капеллу, в которой служат мессу; рядом с нею запертая на ключ дверь указывает выход на деревянную лестницу, ведущую в верхние этажи.

Выйдя из Колизея через восточную дверь по направлению к Сан-Джованни-ди-Латерано, вы находите маленькую кордегардию с четырьмя солдатами и огромный кирпичный аркбутан, сооруженный Пием VII для поддержания этой части внешнего фасада, грозившей обрушиться. Впоследствии, когда у читателя пробудится вкус к таким вещам, я расскажу о гипотезах, предложенных учеными по поводу сооружений, найденных ниже нынешнего уровня арены Колизея при раскопках, произведенных по приказу Наполеона с по год.

Я заранее прошу читателя верить в этих вопросах только тому, что ему покажется доказанным; иначе не получишь никакого наслаждения; трудно себе представить, до чего доходит самоуверенность римских чичероне. Сколько счастливых утренних часов я провел в Колизее, укрывшись в каком-нибудь уголке этих огромных развалин! С верхних этажей видишь, как внизу, на арене, работают и поют папские каторжники. Звон их цепей сливается с пением птиц, мирных обитателей Колизея.

Они взлетают сотнями, когда подходишь к густой растительности, покрывающей самые верхние кресла, где сидел когда-то народ - властелин мира. Мирное щебетание птиц, слабо звучащее в огромном здании, и глубокая тишина, от времени до времени его сменяющая, бесспорно, помогают воображению уноситься в древние времена Испытываешь величайшее наслаждение, какое только может доставить память.

Мечтательность, которую я расхваливаю читателю и которая, может быть, покажется ему смешной,- Для сердца грустного то мрачная отрада. Сказать по правде, это - единственное глубокое наслаждение, которое можно получить в Риме.

Оно невозможно в ранней юности с ее сумасбродными надеждами. Если читатель, более счастливый, чем школьники конца прошлого века, не изучал в тяжких муках латыни в свои детские годы, мысль его, может быть, будет менее занята римлянами и деяниями их на земле; для нас же, в течение многих лет переводивших отрывки из Тита Ливия и Флора, воспоминания о них предшествуют всякому опыту.

Флор и Тит Ливии рассказывали нам о знаменитых сражениях, а в восьмилетнем возрасте чего только не рисуешь себе, думая о сражении! Вот когда воображение действительно необузданно и когда образы, им создаваемые, грандиозны! Холодный опыт еще не обкромсал их очертаний. После грез раннего детства такое впечатление, столь же грандиозное, устойчивое и торжествующее над всеми другими воспоминаниями, вызвали во мне только поэмы лорда Байрона.

Как-то в Венеции я сказал ему об этом по поводу "Гяура"; он ответил мне: Но вы, французы, существа легкомысленные, именно благодаря этой особенности, порождающей ваши недостатки и ваши добродетели, можете иногда вновь обрести наивное счастье детских лет. В Англии горькая необходимость трудиться постоянно напоминает о. Едва вступив в жизнь, молодой человек, вместо того чтобы читать поэтов или наслаждаться музыкой Моцарта, слышит голос унылой действительности, повелительно говорящий ему: Покуда человек читает, он живет в другом мире; таково счастье несчастных народов Но я удивляюсь тому, что вы, французы, веселые, как дети, можете оценить достоинства такого рода.

Вы признаете прекрасным только то, что модно. Мои стихи у вас в моде, а через двадцать лет они покажутся вам смешными. Не стану утверждать, что это точные слова великого поэта, беседовавшего со мной, пока гондола везла нас от Пьяццеты к Лидо. Фраза, которую вы только что прочли,- последняя предосторожность, которую я принимаю для защиты себя от мелочной и придирчивой критики. Помню, я имел смелость прочесть ему нотацию: Петра, в зависимости от расположения нашего духа.

Что касается меня, то если бы в минуты, когда я бываю погружен в эти мечты, мне сказали, что я - повелитель мира, я не соблаговолил бы встать, чтобы воссесть на престол,- я отложил бы это до другого времени. Поль, самый приятный из наших спутников, недоволен Колизеем. Он говорит, что эти развалины наводят на него тоску или делают его больным. Вот как надлежит пользоваться этим путеводителем: Все искусство чичероне заключается в том, чтобы вести своих путешественников к памятникам, которые в данную минуту могут доставить им наибольшее наслаждение.

Если, например, он начнет с фресок Микеланджело в Сикстинской капелле, то этого будет достаточно для того, чтобы навсегда внушить путешественникам отвращение к живописи,- конечно, если они французы. Я не буду утомлять читателя, который и без того должен осмотреть столько вещей, именами множества посредственных художников.

Я буду называть только тех, кто возвысился над званием ремесленника. Если любопытные пожелают узнать имена авторов стольких манерных статуй и нелепых картин, украшающих римские церкви, они найдут их в путеводителях Феа или Вази. Цель у этих господ была не та, что у меня; к тому же они боялись навлечь на себя неудовольствие. Не буду называть также слишком незначительные произведения искусства: Банделло, которого Генрих II сделал епископом Аженским ,- прекрасный новеллист, но, не знаю почему, он не пользуется заслуженной им славой.

Он оставил девять томов чудесных новелл, может быть, слишком вольных; в них можно, как в зеркале, наблюдать нравы XVI века. Он ничего не выдумывает, его новеллы основаны на истинных происшествиях. По ним можно видеть, что представлял собой Рим во времена Рафаэля и Микеланджело.

под знаком рима 1959

При папском дворе было гораздо больше роскоши, остроумия и веселья, чем при дворе любого из европейских государей. Наименее варварским был двор короля Франциска I, и все же там можно было встретить много следов грубости. Граф Мадзукелли оставил превосходные статьи о большинстве знаменитых итальянцев средневековья Пиньотти, Муратори, Мадзукелли и Верри следует верить больше, чем всем другим новейшим историкам.

В те времена в Риме приветствовали всякого рода способности, даже ту, которая заключается в искусстве мыслить и правильно разрешать трудные вопросы. Здесь сочетались все удовольствия. Вежливость, считавшаяся безукоризненной, нисколько не мешала оригинальности ума. Что касается меня, то я пытался сообщить как можно больше фактов. По-моему, пусть лучше читатель наткнется на не очень изящную фразу, но зато узнает о памятнике одной подробностью.

Часто вместо более общего и потому менее опасного для автора выражения я пользовался точным словом. Это больше всего противоречит обычной практике XIX века. Но я придерживаюсь точного выражения, так как оно отчетливо сохраняется в памяти. Если иностранец, придя в собор св. Отдайтесь только на несколько минут восхищению, которое внушает вам это великое, прекрасное, хорошо содержащееся сооружение, прекраснейший храм прекраснейшей религии на свете.

Взгляните на два изумительных фонтана на площади - может ли самое веселое воображение представить себе что-нибудь более красивое? Благочестие папы, скорбь львов, красота колоссальной фигуры Гения, простота статуи Религии заслуживают всего вашего внимания.

Может быть, у Кановы душа была недостаточно мрачной и сильной для того, чтобы создать голову католической Религии; может быть, также изящные формы, а главное, поза колоссального Гения немного отдают современным фатовством. Я предпочитаю ангелов в полурельефе на гробнице трех последних Стюартов; вот это, действительно, добрые гении, благодетельные посредники между неумолимой и вместе с тем беспредельной властью и существом столь слабым, как человек.

У гробницы Стюартов находится дверь на лестницу, ведущую под купол собора. Поднимитесь по ней, и вы окажетесь на площади маленького городка. К кресту взбираешься по лестнице, идущей между двумя сегментами купола. Зрелище, которое открывается на внутренность церкви под вами, приводит вас в трепет.

Возвращаясь к фасаду, позади колоссальных статуй, вы замечаете вдалеке Монте Альбано. После этого прекрасного зрелища спуститесь в подземные гроты, и вы найдете там статую гнусного Александра VI, единственного человека, которого можно было бы счесть за воплощение дьявола.

под знаком рима 1959

Выходя из собора, взгляните на архитектуру наружной стены, к западу, позади ризницы. После этого перейдите к чему-нибудь совершенно другому, отправляйтесь в сады Боргезе или на виллу Ланте. Если вы не станете придерживаться этого метода, вы сильно утомитесь и гораздо скорее почувствуете отвращение к восхищению.

Это - единственное чувство, которого путешественник здесь может опасаться. Если любопытный не боится этого, он подобен людям, утверждающим, что они никогда не скучают.

Они не получили от неба, ценою нескольких неприятных минут, той страстной чувствительности, не обладая которой человек недостоин путешествовать по Италии. Общество, а тем более общество, живущее мелкими дрязгами и пустой болтовней, вполне может предохранить вас от этого отвращения к восхищению. Сегодня утром, устав от возвышенного после осмотра собора св.

Петра, Фредерик и я пребывали в каком-то летаргическом сне, пока наша коляска с Монте-Читорио это римские фиакры везла нас к палаццо Барбериии.

под знаком рима 1959

В последнее время это авторство оспаривается. Мы испытали истинное удовольствие, увидев снова на лестнице прекрасного античного льва в полурельефе.

ИСТОРИЧЕСКОЕ КИНО - Древний Рим

Такой трудный вопрос мог бы довести нас до головной боли. Мы ограничились легким удовольствием, которое доставляют картины. Я обратил внимание на портрет герцога Урбино работы Бароччи, манера которого напоминает пастель; в юности художник был отравлен и дожил затем до преклонных лет, все время хворая. Доставила нам удовольствие также женская голова работы Леонардо да Винчи.

Рассудок принудил меня восхищаться знаменитой картиной Пуссена "Смерть Германика": Флорентийский портрет долгое время приписывали Джорджоне, но на нем стоит дата: Портрет той же женщины, написанный Джорджоне, можно видеть в Моденской галерее. Огромный плафон Пьетро да Кортона в палаццо Барберини перенес нас в другой век, который был для изящных искусств тем же, чем век Делилей и Мармонтелей был для французской литературы.

Оттуда мы отправились в мастерскую г-на Тенерани. Он обладает талантом и даже некоторой оригинальностью. Но я хочу сказать, было очевидно, что камера должна заглянуть в этот мир, запечатлеть эти социальные проблемы.

Я ничего не открыл, я просто показал то, что было вокруг". В году Микеланджело Антониони снял свой первый полнометражный фильм "Хроника одной любви".

В году появились ленту "Подруги", картина, которая в том же году на Венецианском кинофестивале получила "Серебряного льва". Актриса Валентина Кортэзэ считает этот фильм одной из самых удачных работ мастера.

В документальном фильме "Взгляд, который изменил кинематограф" она говорит: В конце х - е годы в фильмах Антониони снималась актриса Моника Витти, с которой режиссера связывали близкие отношения. Антониони взял Монику Витти на главную роль в "Приключении". Фильм получил приз жюри на Каннском кинофестивале и принес режиссеру мировую известность. Вспоминая о работе над картиной "Ночь" режиссер говорил: Мой фильм — о вечеринке.

Среди гостей — женатая пара, вокруг которой и крутится история. А потом, когда встает солнце, снова наступает мир. Но между этой парой произошло что-то серьезное. Они увидели себя и друг друга иными глазами и поняли, что очень легко все разрушить и сдаться. В общем, речь о том, что следует охранять свои чувства очень бережно, потому что чувства между мужчиной и женщиной - это то, что может спасти современный мир".

Вдова режиссера Энрика Фико вспоминает, что перед началом работы над "Красной пустыней" Антониони играл с цветом на бумаге, чтобы посмотреть, как выглядит зеленый рядом с сиреневым, красный — с синим. В году в Лондоне режиссер поставил картину "Фотоувеличение". Она принесла большой коммерческий успех Антониони и была удостоена "Золотой пальмовой ветви" Каннского кинофестиваля. В году Микеланджело Антониони снял "Забриски Пойнт", в - фильм "Профессия - репортер", где главную роль сыграл Джек Николсон.

В то время мастер также экспериментировал в области рекламы и видеоклипов. В году Антониони перенес инсульт, который привел к параличу половины тела и потере речи. А в году режиссер женился на Энрике Фико. Энрика исполнила роль второго плана в его фильме года "Идентификация женщины", истории о сорокалетнем режиссере, который пытается найти идеальную женщину.